Новости

Пророчества прозорливого старца Луки.

 

Согласно церковному преданию, евангелист Лука был врачевателем и иконописцем. И именно ему приписывают первые, еще прижизненные изображения Богородицы (вполне вероятно, что писал он их с натуры). В честь еванге­листа Луки был назван иеромонах, живший в XIV веке, и, возможно, поэтому или по Божьему провидению иеромонах ,Лука сподобился лечить людей и писать совершенно потря­сающие иконы.

Лука мог по виду кожи, волос, глаз и языка человека определять его недуги.


Он сам собирал целебные травы и с молитвами готовил для больных укрепляющее питье. За свое усердие, искрен­нюю любовь к Богу Лука со временем приобрел от Господа дар видеть, что болит у людей, и умение это исцелить. Про­зорливец подсказывал и наставлял, его советы и молитвы исцеляли многих людей. Потоки людей шли к нему за помо­щью и исцелением, и он читал и читал для них молитвы. По этим молитвам Господь, если на то была Его воля, исце­лял людей, если же не было на то Его воли, исцеления не происходило. Однажды иеромонах Лука пришел к влады­ке и поведал ему, что с ним говорил Божий ангел, который сказал ему, что отныне Лука будет видеть то, что в будущем выпадет на долю людей.


Когда ангел удалился, иеромонах почувствовал силь­ный жар, и пред его очами появилась картина, в которой он видел движения и слышал речи. Так стало происходить время от времени, но то, что он видел, было всегда раз­ным — и время, и местонахождение.

Видел он и то, что касалось монастыря, в котором он пребывал, и об этом тоже Лука сообщил владыке: Влады­ка, отец Савва отойдет с миром в следующую среду, тогда, когда братья будут читать утренние молитвы, на что ему Владыка, подумав, сказал: Как Бог даст, а мы увидим, если сие свершится. Когда же наступила среда, отец Савва не вышел из своей кельи, где его и обнаружили усопшим. После этого случая Владыка повелел Луке записывать все то, что ему будет Богом открыто. 


Из записей иеромонаха Луки


Иной раз разум мой не понимает того., что очи зрят, будто бес прельщает и внушает, что такое быть может. Увидел я, вода из трубочек из стены льется, только рукой покрути, и она бежит. Непотребно ведром приносить чи­стую, а уносить грязную воду. Сама вода приходит и сама в пол по трубке уходит. Видел я дома столь высоки, как го­ры высокие, и как в улике пчелки живут, так и живут в до­ме чужие меж собой люди. Окошки в домах не малые, а как дверь в келье. Цветные огоньки по веревкам бега­ют, мигают аки глазами. Люди ездят в повозках, но без ко­ней, и одеты они в странные одежды, а кресты у них не для веры, а для украшения.


У иных кресты и вовсе в ушах, но в душе их Бога нет. Ви­дел нынче я крушение быстрой колесницы, что без лошадей мчала людей из одного города в другой. Люди сидели в этих повозках, кто читал, а кто в окна смотрел, так как повозки эти были с крышами, окнами и дверями. Повозки эти скова­ны меж собой, и в каждой повозке помногу людей мужского и женского полу, с ними были и отроки, и малые дети. Колеса у повозок железные и катятся по железным палкам. И вот под колесницами эти железные палки разорвались, дым и пламя вырвалось высоко, первая повозка колесницы взмыла над землей и отлетела в сторону. Дальше крушились остальные повозки — какие перевернулись, какие упали на бок. Слышал я адский грохот и крики. Кто-то погибал сра­зу, а кто-то кричал в мученьях и умирал. Были оторваны руки и ноги, выбиты глаза и снесена голова. Кровь смешалась с грязью и мозгами и лилась ручьями. Ребра и хребты лома­лись, как сухая лучина. Погибали страдальцы без исповеди и покаяния.


Я возрыдал, увидя это, но услышал глас ангела, который на тот горький момент явился — не Бог их наказал, а они себя сами. Ибо верящий в Истинного Бога всегда говорит: Дай, Господи, прежде конца покаяния, а они говорили: Если смерти, то мгновенной! Видел я и летающую колес­ницу, сидят в ней люди и поглядывают на небо Божье, но вырвалось огромное пламя из под хвоста летающей же­лезной птицы и повалил черный дым. Люди закричали как в аду, но их крики заглушал вой падающей птицы. Когда она ударилась оземь, то разлете­лись тела на тысячи кусков. А души этих погибших стояли  рядом и оплакивали свои тела...


Видел я, увы, как измени­лись люди и какие творили грехи — дети убивали родите­лей, чтоб побыстрей им достался их кров, а кров желали продать и купить себе безлошадную колесницу. Отрокови­цы продавали тело свое, превращаясь в блудниц, и убла­жали блудницы мужчин, когда двух, когда трех, а иной раз и до десяти. Видел я продажу младенцев и малых чад, что из них вынули печень и сердце, а тело загубленное сжига­лось. Многие станут рождаться в уродстве, о трех руках и о двух головах.


Я молился Пресвятой Богородице и во­прошал Ее, за что сие? Чем прогневали люди Господа, что он допустил такой страшный век? И мне в ответ было яв­лено виденье, и показаны очам моим все грехи человече­ские. Молю Бога, чтоб Он убрал часть кары человечества, но на все воля Божья. Зрел я своими очами великие тря­сения земли. Под облаками высоких домов сгинет множе­ство людей, а иных под землю утянет. Вода из морей вый­дет за берега и будет гнаться за убегающими людьми. Во­ды станут ядовитее жала змеи. Хлеб, который будут есть люди, непригоден. Съеденное вызовет у людей язвы и мор, и они будут за глоток воды и кусок хлеба убивать себе подобных. В небе однажды появится великое зарево и ослепит очи тех, кто жив будет. Как из тумана, в единый миг вырастут в воздухе от земли до неба гигантские гри­бы, похожие на дождевики, и будут эти грибы предвестни­ками смерти. Кто не сразу умрет, тот заболеет страшной болезнью. Мясо будет отделяться от костей и падать на­земь, из ушей и глаз потечет кровь. Молитесь люди, чтоб Господь это от вас отвел. И я, сколько только буду жив, стану о сем молиться!

Нет комментариев

Добавить комментарий