Новости

Три пальца Формозы. Продолжение.

 

Не отдавая отчета происходящему, я невольно стал от­считывать дни с того момента, когда мой топор отсек паль­цы папы Формозы. Накануне сорокового дня я не мог найти себе места, у меня даже приключился жар. Мысли мои кру­жились и кружились об одном и том же: как я пойду в собор, ведь там наверняка стража, и меня поймают. Здравый смысл боролся с навязчивой идеей, но его тут же пресекала иная мысль и я уже понимал, что ничего не изменить — я был обречен туда идти...

В полночь сорокового дня я взял узелок с пальцами Формозы и пошел в собор. Ни единого человека я не встре­тил ни в пути, ни в самом соборе, будто кто-то расчищал мне путь и открывал засовы. Войдя в здание, я пошел к то­му месту, где обычно по праздникам обращался папа Фор­моза к народу. Я не раз слышал его речь и видел благословение, которое он посылал нам своим перстом. На какое-то мгновение мне вдруг показалось, что Формоза стоит на папском месте и смотрит на меня тем же тяжелым и страшным взглядом, каким он тогда во сне смотрел на меня.

Я приблизился к большому распятию, и моя рука потянулась к позолоченному гвоздю, которым была проби­та ладонь Христа. Подцепив гвоздь ногтями, я не без труда подтянул его на себя — распятие, будто дверь, повернулось на бок, и я увидел за ним нишу, наполненную изумрудами, алмазами и золотыми вещами. Почти все содержимое тай­ника я сложил в мешок, который показался мне неподъем­ным. Вспомнив наказ покойника, я положил его пальцы в полупустую нишу. Закрыв тайник на все тот же гвоздь, я, еле передвигаясь от тяжести, поплелся домой.

Не дожида­ясь рассвета, я навсегда покинул родные места, с тем что­бы уже никому и никогда не рубить головы, руки и ноги. Уехав из страны, я купил себе настоящий замок, с озе­ром, прудами, фонтанами и прекрасным садом. Почти семь лет я прожил как в сказке. У меня было все, что можно было пожелать. Были роскошные экипажи, слуги, повара. Я мод­но и дорого одевался, ел и пил на злате и серебре. Но все рано или поздно кончается, и месяц назад я вновь увидел папу Формозу. Он пришел ко мне, как и тогда, в красных одеждах, без пальцев и сказал мне, что время, отпущенное для меня на земле, подходит к концу.

Папа назвал мне день и час, когда я, грешник, престану пред Богом.


Уходя, он кивнул мне, как старому знакомому, сказав, чтобы я не забыл исповедоваться, перед тем как умру. По­том Формоза неожиданно зловеще усмехнулся и произ­нес: "Какой будет переполох, когда они обнаружат за кре­стом мои пальцы...


Вот так красочно и подробно было составлено объяс­нение священнослужителя Верховному совету об испове­ди палача, отрубившего пальцы и взявшего клад в Вели­ком соборе. Можно только догадываться, как после этого доноса папа Стефан VI обнаружил в церковном тайнике три пальца Формозы, а главное, что он при этом испыты­вал и о чем думал...

Нет комментариев

Добавить комментарий