Новости

Морок.

 

Слово морок ведунам хорошо известно. Кто ведает силой морока, тот может отвести глаза убийцы и отправить его самого на смерть. Мороком в прежние времена любили пользоваться цыгане, продающие коней. Самая плохая кляча может показаться покупателю игривым и сильным скакуном. Вот, например, как рассказывает о подобном случае житель Алтайского края:


В 1958 году я женился на своей соседке, которую любил еще до армии. Ее и мои родители решили вместо свадьбы дать нам в складчину денег, чтобы мы с женой купили себе коня и козлят.


В субботу мы с моим тестем выехали в Барнаул на базар, чтобы купить скот. Добравшись до базара, мы стали прохаживаться и приглядываться к товару. Коз и коров было много, а лошадей не было совсем. Без коня в селе было плохо, он всегда нужен — то дров навозить, то землю заборонить, да и просто, чтоб на своем коняке добраться в город. В те годы о машинах на селе никто и не слыхал, это было несбыточное богатство, а на лошадях все хозяйство держалось. Тесть было уже начал уговаривать меня купить быка, но мама моя телку нам дала, а быка я не хотел, слишком много хлопот с такой скотиной. Иной бычок сперва смирный, а в возраст войдет и на рога хозяина поднимает. И вдруг мы увидели цыган, которые под уздцы вели к базару коня. Чуть ли не бегом бросились мы с тестем им наперерез, боясь что их перехватит другой покупатель. 


Подскочили к коню, но перед ним к нам лицом встал цыган, старый такой, с серьгой в ухе. Что, конь нужен? — спросил цыган нас, — глядите, какой у нас жеребец, огонь, a не конь! — сказал и отошел. Он вроде еще что-то говорил, но мы с тестем вокруг жеребца ходили открыв рты от изумления. Конь и вправду был хорош: грива густая, как шелк блестит на солнце. Гпаза у коня сверкают, и сам конь гладкий, ладный, мышцами играет, на месте не стоит! У меня аж сердце заныло, так мне этот конь приглянулся, жутко стало от мысли, что вот сейчас кто-нибудь подойдет и его заберет. Тесть тоже весь в волнении, шепчет мне: "Гпяди, какой красавец, вот повезло!" Сторговались мы быстро, боясь, что кто-нибудь цену набавит и перебьет наш торг. Чуть ли не бегом с базара с конем спешили, даже забыли имя его спросить.


Отошли от того места с километр, смотрим — конь тяжко дышит и ноги его трясутся, как у новорожденного жеребенка. Встали мы и глядим на него. Говорить вслух боимся и друг на дружку не глядим. Тесть за сердце схватился, плохо ему стало, а у меня все во рту пересохло и в голове шумит, как вода в реке. Я аж глаза от ужаса прикрыл, понимая, что нас наказали. Обманули, вместо жеребца подсунули дряхлого и больного мерина. Бока у него втянуты так, что ребра до одного видны. Грива куцая, редкая, с проплешинами. Зубы желтые и почти все сточенные. Ноги все в шишках и, видать, прежде были сломаны.


Тесть сел и заплакал. Видать, посчитал себя виноватым, я-то что — молодой еще, бестолковый, а он не доглядел, все деньги за дохлого мерина отдал.

Нет комментариев

Добавить комментарий