Новости

Врач психиатр. Продолжение.

 

Отец мой высокого роста, худощавый, а я ниже среднего и полноват. Пациента седьмой палаты я никогда не видел, да и он никогда меня не мог видеть. Словно услышав мои мысли, мужчина повернулся ко мне всем корпусом и стал внимательно меня изучать. Не знаю почему, но мне показалось, что кто-то аккуратно и упорно роется в моей голове. Не выдержав происходящего, я хотел повернуться и уйти. В этот момент он заговорил, говорил он ровным, спокойным голосом и при этом совершенно не выглядел ненормальным. Речь его была грамотной и логичной. Буквально за пять минут этот человек рассказал мне то, что он знать никак не мог, включая даже то, чего обо мне не знал мой отец. Он называл имена девушек, с которыми у меня была постель, тех, кто мне задолжал определенные суммы, сказал даже дату, когда я лечил венерическую болезнь, полученную от случайной спутницы на вечеринке. Мое состояние в тот момент трудно передать словами: у меня слегка кружилась голова, и был явно замедлен пульс. Наконец он замолчал, и первая фраза, которую я произнес, была: „Кто вы и откуда вы это знаете?“ Пациент седьмой палаты скривил губы так, как будто бы хотел этим сказать: „Как вы все надоели мне с этим вопросом“. Но вместо этого он проговорил: „Думаю, отец твой знает, так что пусть он вернет мне то, что у меня взял“. Через полчаса я был дома, отец по-прежнему был в комнате, запертой на ключ. Ночью я слышал его шаги и неразборчивые слова, никогда еще я так не ждал рассвета. Когда отец ушел на дежурство, я вскрыл его дверь и вошел. Искать мне не пришлось, то, что он взял у больного из седьмой палаты, лежало посреди стола, это была средних размеров книга в черной обложке. Нетерпеливо открыв ее, я начал читать. В книге с первой же страницы были описаны последние события моей жизни, т. е. с того самого момента, как я побежал в больницу, взял ключ и открыл дверь. В ней был описан дословно весь наш диалог с пациентом седьмой палаты, все, что он говорил мне до последней фразы: „Думаю, отец твой знает, так что пусть он вернет мне то, что у меня взял!“ Я захлопнул книгу и вцепился в свои волосы, на какой-то миг мне показалось, что я схожу с ума. Мои мысли переключились на отца, я вдруг ясно вспомнил все то, что происходило с того времени, когда он мне сообщил о странном, как он тогда сказал, пациенте. Я понял, почему у него при этом было такое растерянное лицо: он не знал, как объяснить мне осведомленность пациента, ведь он имел сведения обо всем.

Не веря себе, не веря в происходящее, я снова открыл книгу на той странице, где я читал о себе, но теперь там было написано об отце. Написано с той минуты, как он ушел на службу. Я будто видел, как он, заслоняясь от ветра, брел до клиники, как поздоровался с охранником и с сестрой. Он снял пальто в кабинете, снял шляпу и шарф, все аккуратно повесил в шкафу. Вот он закрыл дверь на защелку, подошел к столу и придвинул к нему стул. Затем взял со смотровой кушетки простынь, разорвал ее на две части и подцепил на крюк для люстры. Отец перекрестился, надел на шею петлю и повис. В голове шевельнулась глупая мысль: „Он же неверующий, почему перекрестился?“ И тут меня бросило в жар, будто бы меня обожгли кипятком. Я сообразил, что все это я читаю в книге и что этого прежде не было в ней. Схватив книгу, я кинулся в больницу, наверное, я был там уже через пять минут. Дверь в ординаторскую была закрыта, и я уже знал почему. Выбив дверь, я увидел отца. Сзади меня истошно закричала сестра, сбежались санитары, а я не мог оторвать глаз от петли.

Когда его сняли и увезли в морг, я попросил сестру открыть дверь в седьмую палату. Палата была пуста. Тут только я вспомнил о книге, но и она бесследно исчезла. Я понимаю, что все, о чем я Вам рассказал, похоже на бред, поэтому я никогда никому об этом не говорил. Если честно, мне уже все равно, поверите Вы мне или нет, я думаю Вы могли видеть и не такое. В любом случае я должен был об этом рассказать, такой багаж мне уже не по силам. 

Прежде чем вы начнете сомневаться в истине прочитанного, я хочу сказать следующее: все, кто из вас знаком с Библией и со священной литературой, наверняка хорошо знает, что в ней упоминаются письмена на вратах с горящими огнем словами, а также появляющиеся и пропадающие тексты в книгах. И даже если вы об этом не знаете, разве этот феномен удивительней современной чудо-техники, когда всего только одним нажатием кнопки из ниоткуда появляется проекция фантома огромных зданий, реклам, портретов и т. д. Когда можно буквально за доли секунды связаться с другим концом света, с теми, с кем нас разделяет бескрайний океан. Если еще древние волхвы могли видеть по воде сокрытое от глаз и все то, что будет на земле спустя десятки и сотни лет, то становится ясно: чудесам нет преград и препятствий там, где им быть суждено. Чтобы одержать блестящую победу в философском споре, есть ли магия или нет, совсем не обязательно произносить пламенные речи в ее защиту, достаточно того, что сохранены и спасены целые поколения людей, оставшихся жить после неизлечимой болезни. Спасибо.

Нет комментариев

Добавить комментарий