Новости

Свидетельствуют очевидцы.



Свидетельствуют очевидцы.


Порой с людьми происходят не всегда объяснимые вещи.

Много лет назад в нашей семье случилось несчастье — потерялась наша единственная дочь Оксана.

Ей было 14 лет, она нас никогда и ничем не огорчала. Это был любимый, умный и ласковый ребенок.
За неделю до своего исчезновения Оксана меня спросила, верю ли я снам? Меня очень удивил ее вопрос.

В нашей семье об этом никогда не говорили. Папа ее врач, а я работаю завучем в школе.


Я поинтересовалась, почему она меня об этом спросила. Она мне ответила:
Понимаешь, мама, вот уже три дня подряд мне снится один и тот же сон: будто на перекрестке улиц Разумовского и семьи Шамшиных, возле милиции, на стенде висит моя фотография и еще трех девочек.

Одна старше меня на два года, вторая младше на два года, а третья девочка — моя одногодка.

На стенде этом надпись: “Помогите найти человека”. Я даже имена этих девочек помню: Надя, Рита, Женя и я, Оксана. Мама, мне было так страшно во сне, что я всякий раз просыпалась и подолгу не могла уснуть.

Вот я и спрашиваю тебя: веришь ли ты снам?


Мне было неприятно все это слышать, и я сказала: Не бери в голову. Ты растешь, и тебе может сниться что
попало! До сих пор я себя корю, что не эти слова я должна была сказать, а предупредить, чтобы была внимательней и осторожней. А через неделю Оксана не вернулась домой из магазина. Магазин расположен в нашем доме. Вначале я подумала, что дочь встретила во дворе подружку и они просто заболтались. Спустя
сорок минут я вышла из квартиры, прошла до магазина и вернулась обратно. Дочери нигде не было.


Заявление милиция у нас не взяла, сказала, что рано паниковать. Потом стали искать, не знаю где и как, и я попала с сердечным приступом в больницу. А когда вышла из больницы, то поехала домой на трамвае.

Доехать до дома мне не удалось, так как отключили электроэнергию. Все пассажиры вышли из вагона, и я поняла, что высадили нас на перекрестке Разумовского и семьи Шамшиных. Проходя мимо здания милиции, я поравнялась с деревянным щитом, на котором были наклеены фотографии тех, кого разыскивала
милиция. Среди чужих фотографий я увидела фото своей дочери и мгновенно вспомнила ее сон. Мои глаза наткнулись еще на три девичьи фотографии. Земля под моими ногами поплыла, потому
что там были именно те имена девочек, которые тогда назвала моя дочь.


У меня всегда была хорошая память, и в тот момент меня больше всего поразило, как могла Оксана заранее назвать имена девочек, которые, судя по датам их исчезновения, на тот момент были еще живы, здоровы и не находились в числе пропавших...



Еще один рассказ:


Я работаю маляром-штукатуром на стройке, и очень устаю. 4 мая 2002 года я вернулась домой с сильной болью в пояснице и прилегла в надежде на то, что немного полежу и будет легче.

Незаметно задремала и вижу не то в дреме, не то наяву ужасную картину: будто мою сестру Веру душит за горло ее муж, алкоголик Николай. Николай склоняется над умершей сестрой, затем торопливо снимает с нее золотые серьги. У него это не получается, и он с силой выдергивает их, разрывая мочки ушей. Лихорадочным, торопливым движением он сует эти серьги в карман пиджака. Но руки у него так дрожат, что одна
из серег попадает мимо кармана. Она отскакивает под кровать.

Душегубец этого не замечает и выскакивает из комнаты.


От увиденного я застонала и вскинула глаза. Бегом, не чуя ног, я побежала к своей младшей сестре, которая жила от меня через улицу. Бегу, а сама думаю: это же сон, что я делаю!


Добежав, я обнаружила, что дверь у них приоткрыта. Когда я вошла, то увидела на постели задушенную сестру. Я заглянула под кровать и увидела там одну серьгу. Когда я заявила в милицию о том, что Николай задушил сестру и что я все это видела во сне, на меня посмотрели как на ненормальную. Правда, вслух никто ничего не сказал, видимо, решили, что я нахожусь в шоковом состоянии. Николая взяли у пивного киоска.

Он не отпирался, признался во всем и сказал, что серьгу отдал продавщице за три кружки пива,

чтобы опохмелиться.





Нет комментариев

Добавить комментарий